Рано, наверное, слишком еще, да. Меня периодически мучают рандомные воспоминания, как назло, хорошие. Нет, это хорошо, я хочу помнить хорошее, но приходится каждый раз мысленно разговаривать с Васей, объясняя ему, почему я так поступила. Чувство вины притупилось, но не ушло. И мне бы тут посидеть да переждать, но я не была бы собой, видимо. На меня смотрят глазами ребенка, увидевшего сахарную вату. Или как у того котика, что смотрит на гирлянду. Я первый раз вижу, чтобы мною любовались. Бывает же. Он только разговаривает со мной, но в этих разговорах близости больше, чем в прикосновениях. Возможно, поэтому я всегда немножко начеку. Почти поверила, но все еще допускаю возможность, что это способ добиться какой-то цели, которую я не вижу. Не знаю, откуда во мне это массовое недоверие(да ладно, знаю, годами ему училась), но не то чтобы оно мне мешало. Хотя, если он действительно откровенен и искренен - я веду себя достаточно некрасиво. Время, мне нужно время. Выбираемся на прогулку, я внутренне напрягаюсь на случай, если он соберется взять за руку/поцеловать/проявить свое отношение более явно, готовясь выскальзывать и отталкивать. Он ведет меня на озера, и я забываю про все опасения, потому что под этим совершенно нереальным небом, которое даже описать нельзя, потому что нет в языках этого мира нужных слов, и рядом с не менее нереальной черной водой мы вдвоем. И просыпаются эмоции, которые я испытывала в последний раз лет в 6. Ощущения огромного, непривычного мира вокруг, мира, в котором определенно есть место всему. И это слишком сильные эмоции, чтобы испытывать их в одиночку, и я жмусь к нему, вовремя спохватываясь и смеясь, что меня качает. А он идет рядом, качаясь в ответ, да прикасаясь только чтобы поддержать на скользком склоне, но я физически ощущаю его присутствие. Поздно вечером мы расходимся, но мир остается огромным и не совсем реальным. И все как-то хорошо.