Мы кричим друг на друга в трубку, он-чтобы я не делала его богом, я-чтобы он возвращался ко мне, в этот мир. Потом я кричу на стены и в последний момент меняю курс телефона на кровать вместо стены, а когда становится совсем невмоготу и соседи начинают стучать в стены, выхожу на улицы и бреду к нему, выть и утыкаться в плечо, закутанное в плед. Он впускает, хотя я каждый раз гадаю, когда он просто перестанет открывать дверь-меня никто не звал, более того, меня настойчиво просили остаться дома. Околоподъездные бабушки, с которыми я на сей раз не здороваюсь, замолкают и слушают мои танцы с бубном(и телефоном) у домофона. Дверь открывается без привычных вопросов, кто за ней и чего хочет. Я забегаю в подъезд, на ходу раздеваясь, он ждет на последнем этаже, вздыхает, что я упорота в дым, потому что нормальная давно бы его бросила. Я реву в его плечо, а он вытирает котом мои слезы. Кот, разумеется, против, но его давно никто не спрашивает, он привык ко мне, к моим эмоциям и рукам, поэтому вырывается из его рук, сворачивается на моей груди, полуобнимая, полуцарапая когтями за плечи. Вася со временем становится мягче и начинает утешать, а не грубить, смеется над моей логикой, превращая в дым все, что я надумала. Целует, смахивает мои слезы с щеки щекой и выпроваживает домой, потихоньку заваливаясь на пол. Это все, по сути, не меняет ну ничегошеньки, но мне становится легче. Я возвращаюсь домой и падаю в сон, а когда просыпаюсь, в доме оглушительно пахнет духами, которые он мне подарил. От меня, собственно, пахнет, но от этого тоже становится легче. Я попадаю на нужные страницы и сайты, во мне начинает создаваться уют, я начинаю создавать уют, но все мои возможности и способности-ничто, если его нет рядом.